8 800 551 36 30

Для некрупных организаций и представителей малого бизнеса Налоговый кодекс предполагает применение специальных режимов налогообложения, которые существенно упрощают ведение деятельности. Но зачастую их применяют в качестве средства налоговой оптимизации представители крупных компаний, что сопряжено с нарушениями – использование таких режимов, не будучи представителем льготной категории с целью снизить налоговую нагрузку.

В конце 2018 года Федеральной налоговой службой было опубликовано Письмо от 29.12.2018 N ЕД-4-2/25984. В нем содержалось предупреждение об усилении контроля за нелегальным разделением бизнеса (процесс искусственного дробления в целях снижения налогов), а также напоминание, что налоговые послабления, предоставляемые пользователям специальных режимов, предназначены для малого предпринимательства. Главной задачей введения системы особых налоговых режимов является создание благоприятной конкурентной среды на рынке с равными возможностями. Потому незаконное их применение сводит на нет поддержку государством малого бизнеса.

В указанном Письме обозначена задача более тщательного контроля за плательщиками налогов, которые под личиной нескольких самостоятельных организаций, на самом деле ведут аналогичную деятельность, являясь одной и той же компанией. Такое ведение бизнеса преследует единственную цель – экономия средств на уплате налогов.

Роль взаимозависимости контрагентов

Лица, уличенные во взаимозависимости, имеют прочную связь со схемой искусственного дробления экономической деятельности. Факторы, указывающие на взаимозависимость, перечислены в ст. 105.1 НК РФ. Общая их суть сводится к влиянию на итог сделок взаимоотношений рассматриваемых лиц.

Статья 105.1 НК РФ содержит уточняющее пояснение: лица признаются взаимозависимыми в том случае, когда способны влиять друг на друга посредством соглашений, договоренностей, либо имеют долю в одном уставном капитале.

Юрист С. Джаарбеков, аттестованный аудитор и ведущий вебинаров в Контур.Школе, отмечает в статье наличие факторов, характеризующих лица как взаимозависимые. Рассмотрим их подробнее.

Законные основания признания взаимозависимости

В п. 2 ст. 105.1 НК РФ приводятся примерные сценарии, в которых компании подпадают под категорию взаимозависимых:

  1. Компания имеет долю свыше 25 % в другой компании, принимает прямое или косвенное участие в ее деятельности. К примеру, ООО «Небо» обладает долей в ООО «Солнце» в количестве 35%, то их можно смело назвать взаимозависимыми.
  2. Гражданин (лицо физическое) имеет долю участия свыше 25 % в некой компании, то они взаимосвязаны. Например, гражданин Петров имеет долю в уставном капитале ООО «Небо», равную 30 % от этого капитала, то Петров и ООО «Небо» взаимозависимы.
  3. Организация владеет долей в размере от 25 % и выше в двух разных компаниях – эти компании взаимозависимы. Пример: ООО «Небо» обладает долей участия в ООО «Солнце», равной 37%, а в ООО «Цветы» – 45%. Между собой ООО «Солнце» и ООО «Цветы» никак не связаны, но будут признаны взаимозависимыми через ООО «Небо».
  4. Одна компания замечена во взаимозависимости с директором, управляющим деятельностью другой компании единолично – такие компании взаимозависимы.
  5. Две разные компании, а в качестве руководителя с единоличной исполнительной властью одно физическое лицо – эти компании взаимозависимы. Довольно распространенная ситуация: Компания «А» и Компания «Б» не имеют никаких связей (по капиталу), однако руководитель у них один.
  6. При взаимоотношениях нескольких организаций в ситуации, когда каждое из юридических лиц владеет долей свыше пятидесяти процентов по цепочке, то участники этой цепи взаимозависимы. То есть Компания «А» обладает долей (более половины) капитала Компании «Б», а Компания «Б» – более половины капитала Компании «В» и так далее, то все эти организации взаимозависимы.
  7. В ситуации, когда наблюдается линейное должностное подчинение между физическими лицами, также прослеживается взаимозависимость.

Родственные отношения – также признак взаимозависимости. Пунктом 3 ст. 105.1 НК РФ определен принцип вычисления доли участия физического лица в организации, согласно которому итоговая цифра складывается из суммарного участия всех родственников этого лица в организации. К примеру, в Компании «А» 23% капитала владеет отец и 30% – его сын. Также есть Компании «Б», в которой также 29% владеет отец и 28 % – его сын. Согласно правилу, компании «А» и «Б» взаимозависимы.

Также несколько закономерностей выявления описаны в пп. 11 п. 2 ст. 105.1 НК РФ, согласно которому взаимозависимыми являются:

  • компания, а также физическое лицо (вместе с другими признанными аффилированными лицами), чьи должностные полномочия представляет всю полноту исполнительной власти компании (подтвержденной не менее половины голосов совета директоров или исполнительной коллегии)
  • компания, в которой вся полнота исполнительной власти сосредоточена в руках физического лица (группы взаимосвязанных лиц), назначенных на должность советом директоров не менее чем 50% голосов, либо решением все того же физического лица (группы лиц)
  • компании, где свыше половины совета директоров (исполнительной коллегии) представлены одним физическим лицом либо группой взаимозависимых лиц

Самостоятельное признание взаимозависимости

Согласно п. 6 ст. 105.1 НК РФ лица могут признать себя взаимозависимыми по своему желанию, даже если по остальным признакам взаимозависимости выявлено не было. Достаточно подать соответствующее заявление в налоговый орган. Реализовывают такую возможность посредством направления уведомлений о контролируемых сделках. Если участники проводят сделки в большом количестве, являются взаимозависимыми и понимают это, а факторов, указывающих на взаимосвязь, нет, то они могут признать свой статус самостоятельно.

Признание через суд

В п. 7 ст. 105.1 НК РФ описано, в каких случаях налоговая может добиться признания лиц взаимозависимыми через суд. При этом факторов, указывающих на подобную взаимосвязь по законодательству – нет. Однако, присутствуют некоторые косвенные доказательства.

Этот пункт статьи, предполагающий судебное признание, несет наибольшую опасность для организаций, а потому необходимо тщательно изучить этот вопрос. Предпосылок для обнаружения такого рода взаимосвязи в судебном порядке немало, в суде большую играет роль их совокупность. Перечислим основные факторы:

  1. Регистрация контрагента (ООО или ИП) на физическое лицо, имевшее долговременный опыт сотрудничества (делового или трудового) с проверяемой компанией. Пример: в Компании «А» в течение нескольких лет работал гражданин Петров в должности заместителя генерального директора, после – уволился. Затем зарегистрировал новую организацию на себя (Компания «Б»), с которой Компания «А» начала работать.
  2. Высокая доля одних и тех же физических лиц на руководящих постах в разных компаниях. С точки зрения Трудового кодекса совмещать должности не возбраняется, однако, если присутствуют косвенные подозрительные факторы (организации располагаются по одному физическому адресу, либо используют счета в одном банке), опасность признания взаимозависимости через суд резко возрастает.

Виды дробления (искусственного разделения) бизнеса

Федеральная налоговая служба в своем Письме N СА-4-7/15895@ от 11 августа 2017 г. привела итоги анализа четырехсот арбитражных дел за период с 2012 по 2016 гг., посвященных дроблению. Исходя из полученных данных, в пользу неправомерного искусственного разделения бизнеса свидетельствуют факторы:

  1. Бизнес делится между несколькими организациями, применяющими либо упрощенную систему налогообложения, либо ЕНВД, что освобождает основную организацию-участника схемы от исчисления и уплаты НДС, налогов на имущество и прибыль.
  2. Применяемое разделение в итоге оказало единственное влияние на экономический результат хозяйственной деятельности каждого из участников – снижению налоговой нагрузки, либо ее стагнации при одновременном расширении деятельности.
  3. Проверяемый плательщик налогов, организации-участники, должностные лица (либо управляющие компанией) получают налоговую выгоду в результате такого разделения бизнеса.
  4. Все организации-участники искусственного разделения ведут аналогичную по виду экономическую деятельность.
  5. Организации-участники дробления созданы и зарегистрированы незадолго до разделения бизнеса посредством увеличения производства и количества работников.
  6. Участвующие в схеме компании замечены в несении расходов одна за другую.
  7. Существуют признаки, указывающие (прямо либо косвенно) на присутствующую взаимозависимость (родственники на руководящих постах, единоличное управление организациями, линейное служебное подчинение).
  8. Находящиеся в подчинении сотрудники переходят в организации-участники схемы: такой переход формален, не влечет серьезных изменений в должностных обязанностях.
  9. В подконтрольных организациях наблюдается нехватка персонала.
  10. Организации-участники имеют общие контакты, сайт, ККТ, банковские терминалы, зачастую используют одинаковые логотипы, вывески, а также располагаются по одному физическому адресу.
  11. Организации раздробленного бизнеса имеют единую базу поставщиков, клиентскую базу.
  12. Деятельностью всех организаций-участников искусственного разделения по факту управляют одни лица.
  13. Единая бухгалтерия, кадровый отдел, юридическая служба для всех организаций разделенного бизнеса.
  14. Представителем всех организаций-участников в спорах с контрагентами, налоговыми службами и государственными органами выступает одно лицо.
  15. Экономические показатели (число сотрудников, сумма доходов, производственная площадь и другие) имеют максимально допустимое значение, позволяющее применять льготный режим.
  16. Сведения бухгалтерских отчетов (учитывающие наличие организаций-участников) проверяемого плательщика налогов зачастую говорят о сокращении прибыли и падении рентабельности.
  17. Распределение клиентской базы и базы поставщиков происходит из соображений наиболее удобного режима налогообложения.

Судебная практика в отношении неправомерного искусственного разделения бизнеса до конца не сформирована. Вследствие чего оценить степень риска (или его полное отсутствие) в ряде случаев сложно. Помочь в этом может Постановление Конституционного Суда РФ от 28.11.2017 № 34-П: в нем сформулировано положение о недопустимости придания обратной силы решению суда.  То есть в случае, когда по сложившейся положительной практике общее положение дел свидетельствует в пользу проверяемого плательщика налогов, а затем суд выносит решение, меняющее практику не в пользу этого налогоплательщика, то ухудшившаяся практика будет учитываться в будущем и никак не повлияет на уже вынесенные решения суда.

В своем Письме № ЕД-4-2/13650@ от 13 июля 2017 года Федеральная налоговая служба рекомендует территориальным налоговым органам взять на вооружение приемы доказательства умышленного уклонения от уплаты налога. В этом случае штраф увеличится с 20%, назначаемых за неуплату, до 40% в случае доказанного умысла. Еще одна мера ужесточения – крупные суммы неуплаченных налогов могут послужить основанием для заведения уголовного дела.

Способы уменьшения риска при разделении бизнеса

Всего в Налоговом кодексе предусмотрено несколько льготных режимов налогообложения: ПСН, ЕНВД, УСН, ЕСХН. Применение их номинально, в отсутствие реального ведения соответствующей хозяйственной деятельности – незаконно. Неправомерным является и применение с единственной целью – оптимизацией налоговых нагрузок. Однако, такие случаи возникают довольно часто, особенно при дроблении дела.

Второе место по распространенности занимает искусственное разделение единого крупного бизнеса на несколько взаимосвязанных частей все той же экономической деятельности. При этом каждый из разделенных процессов оформляются юридически как отдельное лицо, оставаясь единым целым.

Аттестованный аудитор и ведущий вебинаров в Контур.Школе, юрист С. Джаарбеков, рекомендует следующие способы уменьшения риска при дроблении дела:

1. Обеспечение автономности ведения деятельности и ее действительность

Федеральная налоговая служба приводит интересный случай в Письме N СА-4-7/15895@ от 11 августа 2017 года, в котором налоговые органы потерпели поражение – дело аптечной сети. Состояла она из десятков разных юридических лиц, объединенных общим брендом. Абсолютно все организации использовали льготные режимы налогообложения. Налоговики приводят в качестве доказательства нелегальной схемы искусственного разделения такие факторы риска, как общий бренд, единый состав акционеров, кадровые пересечения и т.д.  Но суд выносит решение в пользу налогоплательщиков, поскольку те привели убедительные доказательства самостоятельности и автономности каждой отдельной аптеки: собственный персонал, ОС, территории размещения, а решающую роль сыграло обстоятельство, что каждая из них самодостаточна и самостоятельна.

Пример часто используемой схемы дробления – вывод средств на отдельно зарегистрированное ИП. Организация через подписание договора с ИП снижает расходы на оплату труда работников, поскольку в этом случае сотрудник организации регистрируется как ИП, и необходимость оформлять его в штат и платить за него налоги отпадает.  При этом заключенный договор прописывает такие же трудовые взаимоотношения, принципиальной разницы нет, только формальная. В арбитражной практике имеется прецедент (см. Определение Верховного Суда РФ N 302-КГ17-382 по делу N А58-547/2016 от 27.02.2017): суд оказался на стороне налоговой службы, поскольку приведены доказательства взаимоотношений между организацией и ИП по принципу трудового договора.

2. Обоснование разделения бизнеса в качестве пути достижения деловой цели

В качестве такой цели могут выступать:

  1. Изменение состава акционеров. В судебной практике создание новой организации оправдывается, если привлеченный со стороны акционер – реальное лицо, задействованное с действительной экономической целью. К примеру, при наличии определенного бизнеса можно создать новую организацию в партнерстве с реальным лицом, поскольку предоставлять долю в капитале уже действующего налаженного бизнеса нерентабельно.
  2. Минимизация риска для основного бизнеса. В практике имел место случай: крупная фармацевтическая организация создала несколько десятков подразделений, в которых в качестве системы налогообложения использовались льготные режимы. Разделение руководство объяснило необходимостью обезопасить весь бизнес, поскольку ошибки в работе одного фармацевта могут повлечь лишение лицензии и остановку деятельности всей компании. В случае разделения руководство подстраховалось: изъятие лицензии в одном малом подразделении не повлияет глобально на деятельность компании.
  3. Оптимизация процессов управления. Пример: от крупной компании отделилось несколько организаций на УСН. У них налажен плотный контакт с основной компанией в нескольких направлениях. Проверка выявила, что основной целью такого дробления была оптимизация процесса управления, что отражено в бизнес-плане: высокие показатели этих организаций стали мотивацией для остальных подразделений.

3. Соблюдение рыночных принципов при заключении сделок взаимозависимыми участниками

При проверке налоговики уделяют внимание соблюдению рыночных принципов при формировании цен в сделках между участниками дробления. Арбитражная практика показывает, что налоговые органы при наличии необоснованной налоговой выгоды в процессе разделения бизнеса могут потребовать проверку рыночности цен.

4. Сокращение налоговых затрат

Налоговые органы вправе скорректировать доначисления в том случае, когда в процессе взаимодействия организаций-участников разделения в бюджет поступила меньшая сумма, т.е. возникла налоговая экономия. При этом разделение подпадает под категорию неправомерного дробления.  Если налоговой экономии нет – причин доначислять налоги не будет.